Пустыни вечный гость — могучий барс

Переднеазиатский, или кавказский, леопард занесён в Красную книгу РФ как исчезающий вид. В XIX веке барсы обитали повсеместно в горах Кавказа. Охотиться на них можно было круглый год. Мало того, в начале ХХ столетия за каждого добытого леопарда егеря Кубанской охоты получали награду 25 руб. Пальто в то время можно было купить за 15 руб., сапоги стоили всего 5 руб. Хищников начали активно истреблять.

~
В 1897 и 1898 годах в районе Кубанской охоты было добыто ещё четыре пантеры: одна поймана в капкан, две застрелены и одна отравлена. Вообще, за четыре года здесь было уничтожено одиннадцать пантер. Приблизительно в то же время стреляли по пантерам на горе Марколидж, в верховьях Сахрая и на Пшекише… В 1904 году одна пантера была отравлена в верховьях Киши и приблизительно в то же время другая поймана в капкан в ущелье М. Лабы… Убивали пантер неоднократно в больших лесах верховьев Урупа, впадающего в Кубань…
Николай Динник, 1898 год
Плюс ко всему охотники активно уничтожали копытных, так что леопарду оставалось всё меньше добычи. К середине ХХ века пятнистых диких кошек осталось ничтожно мало, к концу они и вовсе исчезли. В начале XXI века учёные разработали проект возвращения редкого вида, и в 2009 году первая пара хищников поступила в Центр восстановления леопарда на Кавказе.
~
Место жительства
Леопард предпочитает проводить лето на высокогорье, поднимаясь на высоту 2–3,1 тыс. м над уровнем моря. Ближе к зиме, чтобы не пробираться по глубокому снегу, зверь спускается на нижние участки склонов. Там ему проще передвигаться, да и добычи гораздо больше. Пятнистый хищник вообще постоянно находится в движении, обходя свою территорию, которая обычно занимает 25–40 тыс. га. В прошлом площадь участков леопарда на Кавказе доходила до 100 тыс. га и более, такое случалось в тех местах, где добычи было не слишком много.
Фото: Умар Семёнов. Центр восстановления леопарда на Кавказе
У самок угодья обычно меньше, они выбирают участки, где есть много укромных мест: густая растительность, скалистые выступы, глубокие расщелины и большие деревья. Для них особенно важно, чтобы на личной территории было много добычи — в этом случае не придётся уходить на охоту далеко от логова, надолго оставляя детёнышей одних. Если животных, входящих в рацион леопарда, достаточно много, участки самок не пересекаются. Если кормовая база не так велика, по их границам могут существовать "места общего пользования", куда изредка заходят два разных леопарда. Но в этом случае они стараются избегать конфликтных зон и делают всё, чтобы не встретиться ненароком.

Территории самцов обширнее и, как правило, включают в себя угодья нескольких "дам", с которыми они спариваются. Границы своих владений леопард регулярно обходит, оставляя там "послания" сородичам. Чтобы те не сомневались — охотничий участок занят, — хозяева территории издают хриплое протяжное рычание, которое разносится на расстояние от 4 до 6 км в зависимости от ландшафта. Услышав такую вокализацию, другой леопард может отреагировать по ситуации. Самки, настроенные на любовь, отправятся навстречу, самцы, обитающие на соседних участках, пойдут в противоположном направлении, чтобы случайно не столкнуться, а молодые леопарды, желающие захватить угодья себе, ответят аналогичным рыком, вызывая соперника на бой.

Второй способ обозначить, что территория занята, — это так называемые поскрёбы. Леопарды сдирают грунт задними лапами на своих основных маршрутах, смотровых площадках, солонцах, рядом с добычей или местом встречи с самкой. Звери также заявляют о себе, оставляя запаховые метки. С их помощью они обозначают границы своих территорий, заявляют о социальном статусе, передают "любовные" послания.

Молодые леопарды, которые пока не обзавелись собственными владениями, ведут себя тихо. Пока они не рычат и не оставляют поскрёбов с запаховыми метками, они могут охотиться на территориях матери и отца либо другого леопарда, через участок которого проходят в поисках угодий. Если нет желания подраться и отобрать участок себе, леопард без проблем избегает встреч с хозяином, который всеми доступными способами обозначает своё присутствие. Конечно, при таком положении вещей молодой самец никак не может претендовать на внимание прекрасного пола.

Фото: Умар Семёнов. Центр восстановления леопарда на Кавказе
Леопарды феноменально помнят территорию, хотя угодья у них весьма обширные. В "поместье" одного самца обычно входят территории двух-трёх самок, их леопарды не трогают, как и их котят. Ближе к двум годам, где-то в 22-24 месяца подрастающее поколение может уходить на неделю-другую в "самостоятельное плавание", а потом – возвращаться к матери. Благодаря этому голод им не грозит – взрослые леопарды спокойно допускают их до остатков собственной добычи. Даже молодой самец может жить на чужой территории довольно долго, если не метит её. А вот когда он начинает претендовать на угодья, хозяин находит соперника, чтобы выяснить отношения, и тут уже всё зависит от того, кто в результате победит – старый утвердит свои права, или молодой окажется сильнее и захватит территорию себе. Впрочем, даже в этом случае старый может не менять место жительства, если будет аккуратно избегать встреч с новым хозяином: никаких меток или задиров, только охота, и то тишком.
Умар Семёнов, основатель Центра восстановления леопарда на Кавказе, заместитель директора Сочинского национального парка
Фото: Умар Семёнов. Центр восстановления леопарда на Кавказе
~
Семейные отношения
На Кавказе зимы снежные, поэтому детёнышей лучше выводить весной и летом. Период романтических отношений у леопардов начинается в январе-феврале, при необходимости может повториться в марте-апреле. Самец катается по земле, заигрывая с самкой, она отвечает тем же, принимая ухаживания. В период "медового месяца" леопарды отдыхают рядом, трутся друг о друга, играют — для этих животных крайне важен тактильный контакт. Самки требовательны в любви и могут изрядно утомить партнёра, так что иногда он даже начинает избегать подругу через какое-то время. В этом случае некоторые из разочарованных самок отправляются на поиски другого "кавалера", пока первый избранник спит.

Беременность у леопарда продолжается в среднем 96 дней, для рождения котят самка выбирает укромное, хорошо защищённое место. Чаще всего она приносит двоих детёнышей, от которых первые дни практически не отходит, постоянно кормя и вылизывая. Только через три-четыре дня в первый раз выходит на охоту — недалеко, чтобы побыстрее вернуться к детям. Через две-три недели мама может перенести малышей в другое место из соображений безопасности.

Когда котятам исполняется два месяца, самка начинает постепенно приучать их к мясу. С четырёх до десяти месяцев дети учатся охотиться. Леопард приносит в логово мелкую добычу, иногда живую, давая малышам возможность с ней поиграть. Трофей обычно достаётся самому сильному, остальные подходят только после того, как он натешится и поест. Другие котята могут быть не согласны с таким положением вещей, так что матери нередко приходится вмешиваться в драки своих отпрысков.

Иерархия у леопардов жёсткая с самого детства. В каждой семье есть самец — ведущий, а второй котёнок (неважно, самец или самка) будет ведомый. Когда мама начинает приносить еду детям, кто-то из них должен захватить её первым. В Центре мы всегда выделяем добычи чуть меньше, чтобы воспитывать у малышей привычку к жизни в конкурентной среде. Если котят трое, мы обычно даём им двух кроликов, если их двое — одного. Конечно, мать следит, чтобы дети друг другу не навредили. Если возникает серьёзный конфликт, она вмешивается и может потрепать безобразников — достаётся, как правило, инициатору драки, но бывает, что прилетает и всем участникам.
Умар Семёнов, основатель Центра восстановления леопарда на Кавказе, заместитель директора Сочинского национального парка
В возрасте года молодые леопарды уже способны самостоятельно добыть косулю или серну, но выследить и поймать более крупное копытное им пока не под силу. Самцы покидают территорию матери и отправляются на поиски собственного участка примерно в два года. Порой им приходится пройти больше сотни километров, прежде чем они найдут подходящие угодья, охотясь по пути на чужих территориях. Пока молодой транзитный леопард аккуратно избегает встреч с "хозяином", проблем не возникает. Рано или поздно он обзаведётся собственным участком — либо отберёт его у старого или травмированного самца, либо найдёт свободные земли. К этому моменту он уже находится далеко от места рождения и, когда придёт время искать себе подругу, вряд ли встретится с одной из своих сестёр. Благодаря такому природному механизму не возникает проблемы близкородственного скрещивания, что могло бы привести к вырождению вида.

Самки взрослеют позже — на третьем-четвёртом году жизни они достигают половой зрелости, но нередко продолжают жить в охотничьих угодьях матери, даже став самостоятельными. И когда приходит время обзавестись собственной территорией, стараются обустроиться по соседству с её участком. Порой их угодья могут даже пересекаться, но "совместные" делянки леопарды используют редко, понимая, что, если они там случайно встретятся, придётся идти на конфликт. Мудрые самки стараются таких ситуаций избегать — к чему травмы, которые потом помешают охоте и могут в итоге привести к гибели? Если есть возможность, лучше обойти спорную территорию стороной.

Фото: Умар Семёнов. Центр восстановления леопарда на Кавказе
~
Бой за барса
К началу XXI века переднеазиатские леопарды на Кавказе уже практически не появлялись — Мцыри было бы не с кем биться, появись он в горах в наши дни. Теперь борьба идёт прямо противоположная — за возвращение редкого вида в природу. С 2009 года в Центре восстановления леопарда на Кавказе успели подготовить и выпустить на волю десяток молодых пятнистых диких кошек, скоро "в мир" выйдут очередные "выпускники" Центра.

Практически вся работа ведётся дистанционно, чтобы не приучать животных к людям — если леопард не будет опасаться человека, в природу его выпускать нельзя. Установленные по всей территории видеокамеры позволяют наблюдать за происходящим в вольерах, не приближаясь к ним. Благодаря дистанционному управлению открываются и закрываются ворота между "помещениями", так что добыча тоже заходит на территорию хищников без непосредственного участия человека.

Фото: Умар Семёнов. Центр восстановления леопарда на Кавказе
Благодаря инфраструктуре, которую мы всё больше развиваем, удалось полностью исключить контакт леопардов с людьми, — делится руководитель Центра восстановления леопарда на Кавказе Николай Воронин. — Например, вольер для содержания копытных животных связан с двумя приставными вольерами, куда они заходят кормиться и пить воду. При необходимости мы можем такой приставной вольер закрыть, когда туда зайдёт, скажем, кабан. Назад он вернуться не сможет, но через перегонный коридор ему открыта дорога в пустой вольер. Через некоторое время животное там адаптируется: выбирает удобные маршруты передвижения, оставляет следы жизнедеятельности — лёжки, тропы и т. д. Как правило, на это уходит не менее суток. После чего мы, по-прежнему дистанционно, открываем дверь из вольера, где находится самка леопарда с котятами, и молодые кошки оказываются на одной территории с добычей. Так они учатся охотиться в условиях, максимально приближенных к природным.
Николай Воронин, руководитель Центра восстановления леопарда на Кавказе
Центр восстановления леопардов на Кавказе учитывает все потребности пятнистых жителей

Хищников готовят к жизни в дикой природе весьма обстоятельно. Работники Центра круглые сутки ведут видеозаписи поведения своих подопечных и потом тщательно их анализируют. В зависимости от того, какие слабые места демонстрирует юный леопард, его отправляют на соответствующую "тренировочную площадку" — добывать себе пищу, которая плавает в пруду, сидит на дереве, прячется в зарослях и т. п. Смысл не в том, чтобы научить хищника охотиться именно на нутрию или енота, а в том, чтобы сформировать определённый опыт. Если леопард понимает, что еду можно найти не только в кустах, но и в водоёме, его шансы выжить повышаются.

Когда мы работаем над развитием охотничьего поведения леопардов, мы в первую очередь, учим кошку принимать решения, — поясняет Николай Воронин. — Основной девиз Центра — искусственное стимулирование естественных реакций. У них же свои иерархические отношения: один сильный, доминирующий, другой более ловкий, а третий хитрый и прекрасно понимает, что нет никакой необходимости самому бегать за косулями и кабанами — можно прийти полакомиться добычей, которую поймали братья-сёстры. Наша же задача к моменту выпускных экзаменов — подготовить всех наших леопардов, вне зависимости от их особенностей, темперамента и характера, к успешной охоте. Они должны уметь добывать себе корм, взаимодействовать друг с другом и избегать человека.
Николай Воронин, руководитель Центра восстановления леопарда на Кавказе
Для этого в каждом вольере обустроен свой рельеф и особенности растительности. Бывает, что молодая особь легко находит жертву, умеет соизмерять свои силы, хорошо владеет навыком скрадывания, но не дотягивает физически. Не хватает либо сил, либо скорости, чтобы догнать и атаковать добычу. Такого леопарда отправляют охотиться на кабана в 13-м вольере, где много зарослей и к добыче легко подкрасться. Кабан — физически мощное животное с короткими ногами и шеей. Чтобы добыть его, леопарду придётся повозиться, заодно он получит хорошую тренировку.

Другая ситуация — сильный и быстрый зверь, которому не даётся скрадывание. Он уверен в себе, идёт напролом, но при этом может потерпеть неудачу, поскольку жертва замечает леопарда задолго до того, как он может подкрасться на дистанцию эффективной атаки. В этом случае его "фитнес-центр" — достаточно хорошо просматриваемый вольер №18, а охотиться ему надо будет на лань — крайне чуткое, осторожное и быстрое животное, к которому не так просто подкрасться. Чтобы поймать её, леопард может целыми днями пытаться это сделать, тренируя необходимые навыки.

Фото: Умар Семёнов. Центр восстановления леопарда на Кавказе

Сейчас в Центре подрастает и обучается охоте очередное поколение леопардов, которые вскоре смогут отправиться в дикую природу. Но только при условии, что сдадут экзамены — продемонстрируют успешные навыки охоты и стремление избегать человека.

Авторы проекта
Текст, дизайн, вёрстка: Ольга Ладыгина
Редактор: Айвар Валеев
Фоторедактор: Анна Юргенсон
Дизайн инфографики: Всеволод Прокофьев
Фото: Умар Семёнов, Центр восстановления леопарда на Кавказе
Редакция выражает отдельную благодарность за помощь в подготовке материала Центру восстановления леопарда на Кавказе, ФГБУ "Сочинский национальный парк".